Баннер

Куйбышев отмаялся

Под занавес прошлого года Донецкий хозяйственный суд признал банкротом Краматорский металлургический завод им. Куйбышева и дал старт процедуре ликвидации предприятия.

 

 

Фактически это "похоронка" для одного из ветеранов украинской металлургии. Но на его костях пытаются воспрянуть сразу два юных юрлица – Краматорский металлопрокатный и Краматорский ферросплавный заводы. Они переняли все, что было ценного из производственных мощностей КМЗ им. Куйбышева, оставив ему лишь шлак накопившихся долгов.

Что такое не везет

Краматорский металлургический завод был создан еще в 1898 году. Совсем не Куйбышевым, а немецкими капиталистами Фицнером и Гампером, стоявшими у истоков большого машиностроения в Краматорске. Чугунолитейное производство сначала являлось одним из звеньев машиностроительного цикла, и только в советские времена оно было выведено в отдельное предприятие. К гигантам индустриализации Краматорский МЗ никогда не принадлежал, но на закате СССР была предпринята попытка превратить его хотя бы в образец модернизации. В 1989 году в мартеновском цехе Краматорского метзавода соорудили четырехручьевую сортовую МНЛЗ горизонтального типа, которая предполагала получение квадратной заготовки сечением 175 х 175 мм, производительностью 80 тонн/час. Если бы это сработало, будущее у предприятия, возможно, вышло бы более светлым. Но, несмотря на значительные усилия, приложенные проектантами и специалистами завода, в течение нескольких последующих лет так и не удалось выйти на стабильные объемы разливки. Это произошло из-за определенных концептуальных недоработок в конструкции МНЛЗ и ее плохой совместимости с технологическими пережитками старого мартеновского цеха.

В конце концов, в 1990 годы эта МНЛЗ была демонтирована. А заводу пришлось и дальше выезжать за счет крупносортного стана 620, находящего в эксплуатации с 1909 года. Секрет его долгожительства в том, что он производит полособульбовые профили широкого сортамента – довольно редкий в металлургии продукт, пользующийся стабильным спросом в судостроении. Кроме того, в этом же прокатном цеху имеется и единственная в Украине установка скоростной электротермической обработки крупносортного проката мощностью 20 тыс. тонн в год. Еще в 2010 краматорский полособульб экспортировался, хотя загрузка стана 620 упала до 28% от проектной мощности. Прокатывали его из стали, поставляемой Днепровским меткомбинатом им. Дзержинского. Оба завода входили в контур корпорации "Индустриальный союз Донбасса", так что получалась "семейная" кооперация. Потенциально она намечалась еще длиннее, поскольку в краматорском профиле нуждались и польские верфи, подконтрольные ИСД. Но жизнь внесла свои коррективы.

Проблемы корпорации Сергея Таруты аукнулись Краматорскому метзаводу не меньше, чем ее планы. КМЗ им. Куйбышева пришлось повидать на своем веку достаточно много собственников. Далеко не каждое из отечественных предприятий ГМК может похвастаться тем, что в его акционерах побывали компании из крупнейших бизнес-групп отрасли – СКМ, "Приват", ИСД. Именно последняя к 2007 году сконцентрировала в своих руках большинство акций завода посредством распределения пакетов между компаниями "Регион", "Азовимпекс", "Азовинтекс", "Визави". Но полоса невезения, похоже, как раз тогда и начинала накрывать КМЗ плотным слоем.

Так, еще в 2006 году по иску "Донецкоблэнерго" начались судебные разбирательства относительно признания предприятия банкротом. Впрочем, владельцы завода сначала не слишком серьезно воспринимали эту угрозу, понимая, что в судах можно препираться годами. Однако беда одна не ходит. Грянувший в металлургии кризис поставил на грань потери и гораздо более ценные активы ИСД, чем раритетное краматорское производство. На него не хватало ни финансовых, ни человеческих ресурсов. Добила завод авария на доменной печи №4 (единственной находившейся к тому времени в эксплуатации), случившаяся в 2007 году. На следующий год она возобновила работу, но в начале 2009 была остановлена. Как объясняли на заводе, из-за неблагоприятной рыночной ситуации и падения спроса на передельный чугун. Возможно, это и стало той точкой бифуркации, пройдя которую, руководство ИСД решило, что реанимировать Краматорский МЗ нет смысла – пора думать о том, как закрыть его с минимальными издержками.

Хроники пикирующего бомбардировщика

И тут старый иск "Донецкоблэнерго" пришелся даже кстати. На его основании был сформирован комитет кредиторов Краматорского метзавода, в состав которого, кроме упомянутой энергокомпании, вошли еще два юрлица – "Визави" и "Индустриальный союз Донбасса". Ход следует признать удачным: процесс банкротства предприятия стал управляемым его же хозяевами. В течение следующих нескольких лет сумма озвученных в судах претензий кредиторов несколько раз менялась, но в основном по причине перетока средств между заводом и разными предприятиями группы ИСД. Зафиксирован, например, случай, когда размер дебиторской задолженности Краматорского МЗ за полгода сократился практически на 200 млн грн. Так, по состоянию на 1 мая 2011 года он составлял более 567 млн грн., а на 22 декабря 2011 – уже 367,6 млн грн.

Могло показаться, что предприятие резко пошло на поправку. Но секрет здесь иной. Весной 2010 в Краматорске появились сразу двое сочувствующих судьбе невезучего завода. Молодые, но амбициозные компании, с красноречивыми названиями – Краматорский ферросплавный завод и Краматорский металлопрокатный завод – выразили желание инвестировать в КМЗ им. Куйбышева и стать его санаторами. И суды, и кредиторы план санации одобрили. А он, среди прочего, предусматривал финансовое участие компаний-инвесторов на сумму около 134 млн грн. Это вливание плюс взыскание ряда дебиторских долгов и позволило Краматорскому метзаводу на конец года сократить кредиторскую задолженность. Но не стало залогом его спасения.

Львиная доля погашенных в указанный период долгов пришлась на кредиторов из группы ИСД. С другой стороны и санаторы-инвесторы имели к ней самое прямое отношение. Основателем Краматорских ферросплавного и металлопрокатного заводов выступила компания "Регион" Олега Мкртчана, одного из двух нынешних ключевых совладельцев ИСД. За свой взнос санаторы-нвесторы получили имущество КМЗ, на базе которого намерены развивать собственное производство, уже полностью очищенное от старых долгов

После этого судьба завода-ветерана опять перестала кого-либо интересовать, и он продолжил свой путь на дно. Если на конец 2011 года сумма претензий, внесенных в регистр кредиторов КМЗ им. Куйбышева, составляла лишь 99 млн грн., то сейчас она уже превышает 500 млн грн. Такой разрыв может свидетельствовать о том, что год назад большинство тех, кому задолжал завод, еще верили в гипотетическую возможность его возрождения, а сегодня эта вера полностью иссякла. Вот они и спешат оформить свои претензии юридически, чтобы хоть что-то получить с банкрота. Впрочем, первые строчки в перечне кредиторов опять же занимает "Индустриальный союз Донбасса" (более 187 млн грн. задолженности) или близкие к нему структуры: Алчевский коксохимический завод (85,5 млн грн.), Донецкий индустриальный союз (почти 25 млн грн.), ДМК им. Дзержинского (более 10 млн грн). И даже своему санатору, теперь уже бывшему, – Краматорскому ферросплавному заводу – КМЗ им. Куйбышева успел задолжать 50,5 млн грн. По сравнению с вышеуказанными цифрами, те 17 млн грн., уплатить которые требует от завода Пенсионный фонд, на основании чьего иска предприятие и объявлено в декабре банкротом, не выглядят столь уж астрономической суммой.

За одного битого двух небитых дают

После того как в 2000 году на Краматорском метзаводе был закрыт мартеновский цех и остановлена домна №3, предприятие начало страдать от раздвоения личности. Оставшаяся в эксплуатации четвертая домна могла выплавлять одно из двух: либо 145 тыс. тонн в год ферромарганца, либо порядка 500 тыс. тонн чугуна для собственного прокатного производства. Напомним, сейчас на заводе в дееспособном состоянии есть два прокатных стана – крупно- и среднесортный (каждый – на 100 тыс. тонн годовых). Идея О.Мкртчана развести ферросплавное и прокатное производство по разным предприятиям успешно лечит от раздвоения. Только пациент сегодня уже, скорее, мертв, чем жив.

Зато новые структуры, возникшие на его мощностях, вполне себе бодрствуют. Краматорский металлопрокатный завод уже капитально отремонтировал в прошлом году печи в сортопрокатном цеху. Краматорский ферросплавный завершает капремонт домны №4 и воздухообогревателей. Кроме того, оба завода-новичка обзавелись к концу 2012 и земельными наделами. На последней прошлогодней сессии горсовет Краматорска одобрил ряд договоров аренды земель обанкротившегося КМЗ им. Куйбышева. В частности, Краматорский металлопрокатный завод получил 2 участка общей площадью почти 8 га, а Краматорский ферросплавный завод – 8 участков площадью 128 га.

Именно ферросплавное направление является сегодня наиболее ценным осколком от Краматорского метзавода. Еще летом аналитики оценивали его стоимость в 50-70 млн долл. Но сейчас его ценность, вероятно, даже выросла на фоне остановки украинских ферросплавных заводов "Привата". В конце концов о ликвидности актива свидетельствует и то, что О.Мкртчан уже успел его перепродать, хотя предприятие еще не выпускает готовую продукцию. Впервые информация о том, что КФЗ перепродан российским соискателям появилась летом, когда юридическая компания DLA Piper в своем пресс-релизе сообщила, что оказала содействие инвестору из России в выкупе акций украинского ферромарганцевого завода. Правда, имена субъектов купли-продажи не разглашались, но участники рынка пришли к выводу, что речь идет о сделке между "Регионом" О.Мкртчана и пулом российских партнеров ИСД во главе с Владимиром Катуниным. В ноябре косвенное подтверждение того, что на КФЗ идет перетасовка акций, пришло из Антимонопольного комитета Украины. Он дал разрешение одной кипрской компании Opatu Investments Limited приобрести контрольную долю в другой кипрской компании Solarmo Holdings Limited, а последняя, как раз, и владела до этого Краматорским ферросплавным заводом.

Правда, тогда же в ноябре генеральный директор КФЗ Юрий Лобода сетовал корреспонденту УНИАН на то, что промплощадка ему досталась в очень плохом состоянии, поэтому на запуск печи потребуется почти год. "Скорее всего, задувка печи состоится не ранее сентября 2013 года. Приблизительно через три месяца после этого мы сможем выйти на выплавку 14 тыс. тонн доменного ферромарганца в месяц, что составит 168 тыс. тонн в год", – прогнозировал Ю.Лобода. По его словам, в Краматорске будет применена технология производства низкоуглеродистого ферромарганца, обкатанная на Саткинском чугуноплавильном заводе в России, где господин Лобода ранее работал заместителем гендиректора. Кстати, КФЗ рассчитывает и на те же, что и в Сатке, источники сырья – импортную руду из Казахстана и ЮАР.

При этом Ю.Лобода сделал оговорку, что точные даты запуска КФЗ будут зависеть от ситуации на рынке ферросплавов. Так, если к моменту завершения восстановительных работ спрос будет низким, то владельцы завода могут отложить запуск. С другой стороны, можно было бы его и форсировать, нацеливаясь на то, чтобы частично занять ферромарганцевую нишу "Привата" на российском рынке. Однако спрос на ферросплавы и в России, и в мире в целом, продолжает оставаться невысоким. Поэтому маловероятно, что нынешние хозяева Краматорского ферросплавного будут торопить события.

Ярослав Ярош, МинПром

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

КАЛЕНДАРЬ ОБНОВЛЕНИЙ

2017
Июнь
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Правила использования авторских материалов, размещенных на  сайте krampravda.dn.ua
В печатных изданиях материалы c krampravda.dn.ua можно использовать с указанием источника.
Использование материалов интернет-изданиями (сайтами), полностью или частично,  или ретрансляция контента в социальные сети разрешены только при условии размещения прямой гиперссылки, не закрытой от индексации поисковыми системами.
 
Материалы, размещенные в рубрике "Деловая жизнь", публикуются на правах рекламы.