Баннер

Судьба солдата

ОБЩЕСТВО - СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Благодаря краматорскому краеведу Владимиру Коцаренко в редакцию попал рассказ племянницы советского воина - участника Великой Отечественной войны, который при драматических обстоятельствах оказался в плену, а затем погиб в результате бомбежки союзников, находясь в лагере военнопленных в Германии. Речь идет о жителе Краматорска, работнике НКМЗ, Сергее Казанкове, который был призван на фронт из нашего города в 1941 году.

Автор рассказа о судьбе этого человека - Варвара Леонидовна Турова. Она - россиянка. По профессии - математик. В 1979 году закончила Уральский государственный университет им. Горького в Свердловске. В 1989 году защитила кандидатскую диссертацию в Институте математики и механики Уральского научного центра (тоже в Свердловске, теперь - Екатеринбург). В настоящее время работает по контракту в Мюнхенском техническом университете. Варвара Леонидовна приложила немало усилий, чтобы распутать непростой клубок судьбы своего дяди.

"Что я знала о мамином старшем брате Сергее? Осталось лишь три его маленьких фотографии, две написанных с дороги на фронт открытки и послевоенное извещение из военкомата, сообщавшее моей бабушке, что «ваш сын, солдат Казанков СергейНиколаевич, находясь на фронте, пропал без вести в ноябре 1943 года».  Да еще ответы из Министерства Обороны на мамины запросы (последний – в 1995 году): «Сведений из военных частей о его судьбе на поступало».

Но, пожалуй, главное о дяде Сереже я знала: ему обязана жизнью моя мама, а значит,  и мы с сестрой, ведь именно он настоял на переезде семьи из костромской деревни в украинский город Краматорск, когда мама, будучи еще маленькой девочкой, заболела туберкулезом кости.  На Украине маму вылечили. До ухода на фронт Сергей работал выбивщиком в литейном цеху большого машиностроительного завода – двойника Уралмаша. Поэтому он, вероятно, был физически сильным человеком. Ведь  выбивщиками и обрубщиками обычно работают люди сильные, выносливые. Они должны быть внимательными и обладать хорошей реакцией. Выбивщики и обрубщики должны хорошо знать устройство и работу всех выбивных и очистных машин, а значит, и элементы механики и электротехники.

Мама всю жизнь пыталась узнать о судьбе Сергея. В семье почему-то считали, что он пропал без вести под Курском – возможно из-за даты - 1943 год, указанной  в извещении из военкомата. Но правду мы узнали лишь в конце 2009 года.торска Сергея и призвали в Красную Армию 27 июля 1941 года. Всего две открытки получили мои мама и бабушка, две написанных карандашом весточки с дороги на фронт. В последней, датированной 25 августа 1941 года, он писал:  «Здравствуй дорогая мама и дорогая сестра Верочка. Шлю я вам свой сердечный привет и от души желаю всего наилучшего в жизни. Дорогая мама, нахожусь - город Прилуки Черниговской области. Сейчас выезжаем. Мама, пока жив-здоров и вам тогожелаю. Шлю привет Лёне и его семье. Передайте привет Марии. Мама, очень скучно, все время в дороге. Плохо то, что от вас никакого известия не получу. Мама, адреса не могу дать, потому что мы не находимся на одном месте. До свидания!». Возможно, он писал домой с фронта, но уже 27 октября 1941 года Краматорск был оккупирован фашистами.

Все началось в начале мая 2009 года с сообщения в телепрограмме «Время» об открытии электронного банка данных «Мемориал» Министерства Обороны России, в котором размещена информация о тысячах воинов Великой Отечественной Войны. Задав данные дяди, я получила две записи о Казанкове Сергее Николаевиче 1907 г.р., в одной из которых говорилось, что он пропал без вести в декабре 1941 года, а в другой – в ноябре 1943 года. Позднее я узнала, что первая дата объяснялась временем последнего известия от него (обычно к ней прибавляли три месяца), а вторая – временем освобождения Краматорска от немцев (6 сентября 1943 г. плюс те же три месяца). Но были еще три записи, касавшиеся Казанкова Сергея 1907-1908 г.р.  Две из них представляли собой списки советских военнопленных (рукописный экземпляр на русском языке, а также отпечатанный на машинке немецкий оригинал), захороненных на южном кладбище г. Герне (Herne),  земля Северный Рейн-Вестфалия, а третья – кладбищенский реестр захоронений военнопленных с указанием местоположения могил.  Поскольку никаких сведений, кроме фамилии, имени, возраста умершего и адреса лагерного барака эти списки не содержали, уверенности в том, что  речь идет о моем дяде, у меня не было – тем более, что в банке данных «Мемориал» есть запись о его полном тезке 1908 г.р. из Тамбовской обл. На этом мой поиск застопорился.

Но в ноябре 2009 года опять же из телевизионных новостей мы узнали о банке данных советских военнопленных  «Саксонские Мемориалы»  в Дрездене, в тот же вечер зашли на их сайт и обнаружили запись о Казанкове Сергее 1907/1908 г.р. Написав запрос сотруднику «Саксонских Мемориалов»  Александру Харитонову,  через три недели получили от него копию так называемой «зеленой» карты военнопленного (одна из нескольких видов карт, заполнявшихся на военнопленных). В этой карте было записано, что Казанков Сергей проживал в Донбассе, имя его матери – Александра, имя отца – Николай. То есть это была карточка моего дяди! Кроме этого, в карте была указана гражданская специальность – сварщик, и то, что рядовой 334-го стрелкового полк попал в плен под Харьковом 12.02.1942 года. Штампики сообщали  о его поступлении 28.05.1942 года в шталаг 326 Штукенброк и дальнейшем переводе в шталаг VI F Бохольт.

Тут сомнения отпали: в Герне – могила дяди, поскольку этот город находился в том же VI военном округе, что и Бохольт, и значит, похороненный в Герне Сергей Казанков с большой вероятностью был в бохольтском лагере. Поясню, что во время войны Германия была поделена на 17 военных округов. Военный округ VI охватывал насыщенную промышленностью и горными разработками Рурскую область. Бохольтский шталаг (лагерь военнопленных для рядовых солдат и младших офицеров) был одним из многочисленных лагерей военнопленных в этом военном округе.

Изучая зеленую карточку моего дяди, зарегистрированного в мае 1942 года под номером  18492 в шталаге 326, а также персональные карточки военнопленных этого лагеря с близкими номерами, пришла к выводу, что 28 мая 1942 года в шталаг VI F Бохольт из Штукенброка-Зенне была переведена большая партия советских военнопленных. Те из них, кто указал своей гражданской профессией специальность токаря, слесаря, кузнеца, электромонтёра, металлурга или просто рабочего, 12 июня 1942 года были зачислены в рабочую команду 313 Фридрих Крупп (Friedrich Krupp AG Essen). Поскольку в зеленой карточке моего дяди была указана профессия «сварщик», предположила, что и он вполне мог быть зачислен в эту рабочую команду.

Не секрет, что базировавшаяся в Эссене всемирно известная фирма преуспевала в выпуске военной продукции не без помощи принудительного труда военнопленных и остарбайтеров. На одном из крупнейших судебных процессов, последовавшем после Нюрнбергского, владелец фирмы Альфред Крупп и 11 руководящих работников фирмы были осуждены на различные сроки  заключения. Им вменялось неправомерное, противоречащее Женевской конвенции, использование рабского труда военнопленных в оборонной промышленности, преступления против человечности, насильственный угон людей за пределы родины, эксплуатация и издевательства над принудительными рабочими.  Из присужденных ему 12 лет тюрьмы Альфред Крупп отсидел лишь два с половиной года и вышел на свободу в январе 1951 года  в результате амнистии. Была также отменена и часть приговора, касавшаяся полной конфискации его имущества.

Роскошная резиденция семьи Крупп и поныне находится в Эссене. Часть виллы Функционирует, как музей семьи и фирмы, в левом крыле располагается архив. К его руководителю доктору Хайнфриду Фосу я и обратилась с письмом в надежде найти в документах архива хоть какое-то упоминание о дяде. Пришёл ответ, что в архиве имеется переписка руководства фирмы с руководством бохольтского шталага, которая могла бы представлять интерес для меня, и давался номер телефона фрау Бендрих, с которой можно было договориться о конкретной дате посещения. Выбрав для этой цели 31 мая и 1 июня (2010 года), купив авиационный билет до Дюссельдорфа и забронировав гостиницу, в назначенный час я появилась в архиве перед фрау Бендрих, которая оказалась симпатичной, стройной девушкой, а главное, доброжелательной и готовой помочь. Все документы в архиве микрофильмированы, и нужная катушка уже была приготовлена для меня.

Сразу скажу, что упоминаний о дяде мною найдено не было, но документы все же были очень интересными и полезными для понимания его жизни в плену.

В письме от 11.11.1942 руководства фирмы Крупп начальнику бохольтского лагеря содержится распорядок дня второй смены рабочей команды 108. Высказывается жалоба на слишком длинные переклички в лагере, в результате которых военнопленные, занятые на их производстве,  не имеют времени на сон, засыпают на рабочем месте, ломают станки.

Рабочее время с 17:30 до 5:00 (11,5 часов!)

Далее до 6:00 ждут транспортировки в лагерь.

Прибытие в лагерь в 7:00 .

Далее – лагерная перекличка до 10:00.

С 11:00 начинается выдача обеда, продолжающаяся до 13:00.

В 15:00 начало выдачи хлеба, переходящей в ужин.

В другом письме от 1.02.1944 идет речь о транспортировке на работу русских  военнопленных рабочей команды 1203 R. Согласно этому документу рабочее время утренней смены составляет 12 часов (с 6:00 до 18:00).

Зарплата военнопленного согласно документу от 13.02.1942 (стр. 214) составляет 0,2 рейхсмарки в день (20 пфеннингов). Помимо этого 0,1 рейхсмарки за один рабочий день перечисляется лагерю.

Рабочие команды 156 и 313 несколько раз упоминаются в переписке в связи с участившимися из них побегами военнопленных. Военнопленные меняют свою одежду на одежду немецких рабочих и самовольно и незаметно покидают рабочие места. В документе от 4.12.1942  говорится, что попытки побегов военнопленных с рабочих мест в военном округе VI составляют 84 % от общего числа побегов.

В сентябре 1944 в жизни военнопленного Казанкова Сергея произошло изменение, сыгравшее роковую роль в его судьбе. Вместе с другими советскими пленными он был переведен на работу на каменноугольную шахту Реклингхаузен II (Recklinghausen II), с 1889 года принадлежавшую фирме Harpener Bergbau AG и располагавшуюся на северной окраине города Герне. Список рабочих этой шахты был получен мною из архива международной службы поиска в немецком Бад Арользене. Ещё тогда я отметила, что у целой группы военнопленных последним рабочим днем указано 16 января 1945 года. Авария на шахте? Их в истории шахты было немало. Но об этом чуть позднее".

 

Продолжение следует

 

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

КАЛЕНДАРЬ ОБНОВЛЕНИЙ

2019
Декабрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Правила использования авторских материалов, размещенных на  сайте krampravda.dn.ua
В печатных изданиях материалы c krampravda.dn.ua можно использовать с указанием источника.
Использование материалов интернет-изданиями (сайтами), полностью или частично,  или ретрансляция контента в социальные сети разрешены только при условии размещения прямой гиперссылки, не закрытой от индексации поисковыми системами.
 
Материалы, размещенные в рубрике "Деловая жизнь", публикуются на правах рекламы.